Выбрать страну

Rus | Eng
» » Почему в борьбе за глобализацию индонезийцы называют себя Мстителями
Почему в борьбе за глобализацию индонезийцы называют себя Мстителями

Во время своего выступления на Всемирном экономическом форуме АСЕАН в сентябре 2018 года президент Индонезии Джоко Видодо сказал, что он – Мститель, борющийся за свободную торговлю. «Я и мои собратья Мстители готовы [не дать] Таносу уничтожить половину населения», – сказал он. «Мы должны предотвратить превращение торговых стычек в бесконечную войну». (Он не уточнил, кого он имел в виду под Таносом).


Конечно, для любого общественного деятеля необычно сравнивать себя с героем боевика. Но, возможно, более примечательно то, что президент крупного развивающегося рынка, такого как Индонезия, так благосклонно говорит о глобализации. Чем объясняется энтузиазм Индонезии в отношении торговли? И почему ее народ и президент так яростно защищают концепцию, которая вызывает столько споров в других странах?


Не вызывает сомнений то, что индонезийцы полностью солидарны с мнением своего президента касательно глобализации, что нечасто можно встретить среди жителей других стран. В широко цитируемом опросе YouGov 2016 года подавляющее большинство из 72% индонезийцев заявили, что считают глобализацию «движущей силой добра» в мире. В том же опросе их сверстники в Соединенном Королевстве (46%), Соединенных Штатах (40%) и Франции (37%) выказывали гораздо меньше восторга по этой теме.


В чем же заключается причина таких восторженных отзывов? Конечно, в последнее время глобализация принесла много пользы – мы это ещё обсудим в нашей статье. Но стоит также вспомнить о роли, которую Индонезия играет в мире.


Индонезия сама по себе является торговой вселенной. Будучи самым большим в мире архипелагом, она состоит из 13 000 островов и насчитывает 260 миллионов жителей. Это четвертая по численности населения страна в мире, простирающаяся на 5000 километров от Индийского океана до южной части Тихого океана. Демографический взрыв, как и везде, произошел в ней относительно недавно. Однако ее территория осталась прежней. Это помогает объяснить глубоко укоренившуюся привычку индонезийцев к судоходству и торговле.


Еще в древности индонезийские специи, такие как мускатный орех и гвоздика, проникли из Молуккских островов в другие части Индонезии, такие как Ява и Суматра, а также в далекие страны, включая Индию, Грецию и Рим. Торговля для индонезийцев тогда, как и сейчас, является способом выживания. Это встроено в культуру Индонезии.


Индонезийцы также знают, что при торговле и обмене речь идёт не только о товарах. В частности, мусульманские торговцы появились в Индонезии в средневековье, и их по-прежнему здесь очень много. Они пришли торговать, но оставили свою религию. По состоянию на 2018 год Индонезия является крупнейшей страной с мусульманским большинством в мире. Религиозный обмен произошел вместе с товарным обменом, и это оказало на Индонезию положительное влияние.


Наконец, Индонезия была также эпицентром первой волны истинной глобализации. Марко Поло, купец из Венеции, остался на Суматре и писал о торговле гвоздикой. Несколько веков спустя португальские торговцы помнили про острова специй Индонезии, когда пытались совершить кругосветное плавание. Одно из них удалось, и началась новая эра.


Какое-то время эта волна глобализации была в значительной степени взаимовыгодной, хотя и неравной. В первую очередь британские и голландские восточно-индийские компании приехали в Индонезию, чтобы наладить торговлю специями. Но когда эра колонизации достигла своего пика, голландцы оккупировали всю страну и покорили население, отказавшись от своих колониальных претензий навсегда только после Второй мировой войны.


Удивительно ли, что, имея за плечами такую историю торговли, индонезийцы сегодня так положительно воспринимают глобализацию?


В некотором смысле, вы могли бы сказать, что это так. Зная о плюсах и минусах открытости, Индонезия в наши дни придерживалась гораздо более осторожного подхода к торговле. Совсем недавно, в 2016 году – последнем году, за который имеются данные – Индонезия заняла 108-е место (из 140 стран) по «Индексу глобальной интеграции» от DHL, который измеряет потоки торговли, капитала, информации и людей.


Но, несмотря на низкую оценку, Индонезия с момента обретения независимости прошла честный путь в торговле. Сосредоточившись на самодостаточности, добыче нефти и сельском хозяйстве в течение первых нескольких десятилетий после 1950 года, страна в 80-х и 90-х годах предприняла повторные меры по поощрению индустриализации и открытой торговли. Правительство снизило экспортные тарифы, привлекло иностранные инвестиции, и производство начало развиваться.


Медленно, но верно это привело к трансформации страны. Небольшая, но растущая доля населения начала работать на экспортно-ориентированных фабриках одежды, химической продукции и электроники. В сжатый период это привело к классическим последствиям индустриализации и глобализации: более высокая производительность, немного более высокая заработная плата, борьба за трудовые стандарты и заработную плату, а затем, опять же, более высокая заработная плата.


Индонезия сильно пострадала от финансового кризиса в Азии в 1997-98 гг., который сам по себе является продуктом глобализации. Значительная часть экономических выгод, достигнутых многими людьми за предыдущее десятилетие, была потеряна. Потребовались годы, чтобы прийти в себя. Это стало еще одним напоминанием, что глобализация приносит не только богатство, но и риски.


Тем не менее, общая картина с тех пор была положительной. С 2000 года в Индонезии наблюдаются почти постоянные темпы роста ВВП от 4% до 6%, что позволяет рекордному количеству людей войти в средний класс. В процентном отношении к ВВП товарооборот вырос с 30% в 1980-х годах до 60% в 2000-х годах. За тот же период ВВП вырос в шесть раз. ВВП на душу населения по паритету покупательной способности составляет $13 000, а уровень бедности падает, хотя все еще остается существенным. Рост сделал Индонезию «новой индустриальной» страной и членом G20.


Индонезия также успешно вступила в четвертую промышленную революцию – век технологий и искусственного интеллекта. Она может гордиться своим Всемирным экономическим форумом «Technology Pioneer», OnlinePajak (онлайн-приложением для налогообложения) и четырьмя так называемыми «единорогами» – инновационными стартапами, стоимость которых оценивается в 1 миллиард долларов или более: Go-Jek (подсадка пассажиров), Traveloka и Tokopedia (путешествия) и Bukalapak (электронная коммерция). Эти компании также способствуют глобализации: большинство из них частично финансируются иностранными инвестиционными фондами или работают в нескольких других странах за пределами Индонезии, включая Вьетнам, Таиланд, Филиппины и Малайзию.


Уроки прошлого, однако, не были забыты. Сегодня Индонезия является интересным примером того, как сбалансировать глобализацию с национальным развитием. По словам Кёнхун Кима, исследователя из Королевского колледжа в Лондоне, даже Джоко Видодо, президент Индонезии и «Мститель» глобализации, превозносит свою страну по трём направлениям.


Во-первых, он, как и его предшественники, подчеркивает самодостаточность Индонезии. Иностранная говядина и смартфоны хороши, а отечественные лучше. Во-вторых, политика Индонезии имеет много характеристик государственного капитализма, причем государственные предприятия отвечают за национальные приоритеты. И в-третьих, Индонезия жестко контролирует свои экономические ресурсы, в частности морские пути и места рыболовства.


Индонезия также научилась «хеджировать» свою открытость для торговли и глобализации. Чтобы уравновесить потенциальную чрезмерную зависимость от торговли со своими более крупными азиатскими братьями, Китаем и Японией, она вошла в АСЕАН – региональную торговую группу из 10 стран Юго-Восточной Азии. По данным MIT, ей также удалось превратить Европу и США в важные экспортные рынки.


Это, в конце концов, может раскрыть тайну индонезийцев и их любви к глобализации. Индонезийцы поддерживают глобализацию, поскольку они знают о преимуществах торговли и обмена, убедившись в них на собственном опыте как в средневековье, так и в наши дни. Но они в равной степени осведомлены об опасностях и недостатках глобализации, с которыми они также столкнулись в течение последних четырех столетий, закончившихся азиатским кризисом.


Некоторые наблюдатели даже пришли к выводу, что Индонезия проповедует глобализацию, но практикует экономический популизм. Хотя в стране поддерживают массовую глобализацию, тот же опрос YouGov также показал двусмысленную позицию индонезийцев в отношении торговли. Сразу же после вопроса о глобализации как о движущей силе добра, опрос задал вопрос, должна ли Индонезия удовлетворить все свои собственные потребности, не полагаясь на импорт из других стран. Примечательно, что 78% ответили на него положительно.


Можно сказать, что индонезийцы похожи на Мстителей, борющихся за глобализацию. Но они верят, что когда эта битва будет выиграна, планета индонезийских Мстителей должна быть в состоянии полагаться на себя и выживать самостоятельно. Поскольку мир сейчас находится в поиске ответа на вопрос о том, как должна выглядеть Глобализация 4.0 и как бороться с популистской реакцией на предыдущую волну глобализации – индонезийский подход может оказаться интригующим третьим способом.


Если вас интересуют вопросы ведения бизнеса в Индонезии, обращайтесь в Российско-Азиатский Бизнес Союз, а посмотреть или заказать аналитику по азиатским рынкам можно здесь.


Перевод статьи "Why Indonesians fight like Avengers for globalization”

https://www.weforum.org

Связаться с нами Если у Вас возникли вопросы или предложения, пожалуйста, напишите или позвоните нам.
Сделано при поддержке webagressor.ru