Выбрать страну

Rus | Eng
» » «Заниматься торговлей, а не войной» - смелый план Китая на Ближнем Востоке
«Заниматься торговлей, а не войной» - смелый план Китая на Ближнем Востоке

Стратегия Китая «Продвижение на Запад» была в центре внимания на форуме в Шанхае, проходившим 13-14 января. Основной концепцией данной инициативы является программа «Один пояс – один путь: на пути к установлению более тесного сотрудничества между Китаем и Ближним Востоком», в которой были освещены ключевые аспекты масштабного плана Пекина.


Новый Шелковый путь, или инициатива «Один пояс – один путь», включает в себя шесть ключевых экономических коридоров, соединяющих Азию, Ближний Восток, Северную Африку и Европу. Один, в частности, проходит через Ближний Восток в Северную Африку. Это место, где Пояс и Дорога проходят через страны Ближнего Востока и Северной Африки (страны MENA).


Конечно, огромный экономический проект Пекина выходит за рамки простого переноса избыточных производственных мощностей Китая за пределы страны. Это также часть плана по созданию отдельных промышленных баз в странах MENA путем использования технических и производственных знаний второй по величине экономики в мире.


Опять же, проект свяжет Западный Китай с восточным Средиземноморьем. Это будет означать создание коридора путем строительства таких инфраструктурных объектов, как железная дорога Red Med. Также планируется расширение портов, таких как оманский Дукм, а также значительные инвестиции в Турцию.


О многом говорит статистика. В 2010 году оборот китайско-арабской торговли составлял $145 миллиардов. К 2014 году он достиг $250 миллиардов, продолжая расти. В настоящее время Китай является крупнейшим экспортером в различные страны MENA, а на MENA приходится 40% импорта нефти в Китай.


Следующим этапом, связанным с энергетикой, станет реализация инфраструктуры для транспортировки сжиженного природного газа - трубопроводов, электрических сетей, электростанций - и даже реализация проектов по озеленению территории, по которой будут проходить новые коридоры Шелкового пути и транзитные маршруты.


По данным Азиатского банка развития, стоимость реализации огромного числа инфраструктурных проектов, связанных с инициативой «Один пояс – один путь», в течение следующих 15 лет может достигнуть ошеломляющих 26 триллионов долларов. Другие менее грандиозные цифры составляют 8 триллионов долларов в течение следующих двух десятилетий.


Продолжающаяся интернационализация юаня будет играть ключевую роль в этом процессе, также как и роль Азиатского банка инфраструктурных инвестиций.


Естественно, будут и проблемы. В рамках инициативы «Один пояс – один путь» придется искать работников на местах и устанавливать комплексные общественные и частные партнерские отношения наряду с неразрешимыми геополитическими колебаниями.


Энсенг Хо, профессор из Азиатского научно-исследовательского института в Национальном университете Сингапура, является одним из большого числа исследователей, изучающих, насколько важную роль сыграют исторические связи в этой новой конфигурации.


Прекрасным примером является город Иу в провинции Чжэцзян, который стал Меккой для торговцев из Сирии и Восточной Африки, что, согласно мнению правительства провинции Чжэцзян, региону принесло значительную пользу.


В более широком контексте, целью Пекина на Ближнем Востоке является получение максимальной выгоды от процесса, который принято называть индустриализацией 2.0. Цель заключается в том, чтобы помочь производителям нефти, таким как Саудовская Аравия и остальная часть стран Персидского залива, диверсифицировать добычу нефти.


У Китая также есть планы по реконструкции и в других местах, он активно вовлечен в коммерческий ренессанс послевоенной Сирии.

Помимо инвестирования в свою собственную будущую энергетическую безопасность, Пекин стремится объединить воедино другие долгосрочные стратегические инвестиции. Возрождение многовековых китайских торговых связей с исламским миром вписывается в концепцию глобализации 2.0, о которой президент Си Цзиньпин говорил на своем выступлении на Всемирном экономическом форуме, прошедшем на швейцарском горнолыжном курорте Давос в прошлом году.


Но в этом случае стратегия Пекина заключается в том, чтобы избежать геополитического столкновения на Ближнем Востоке. Его цель - заниматься торговлей, а не войной.


С точки зрения Соединенных Штатов, в Стратегии национальной безопасности подчеркивается, что Китай и Россия пытаются сформировать новую геополитическую среду в регионе, которая резко контрастирует с целями и интересами Вашингтона.


В стратегии отмечается, что, хотя Россия пытается продвинуть свои позиции в качестве ведущего политического и военного игрока, Китай продвигает экономическую политику, выгодную для всех вовлеченных сторон. В 2016 году эта позиция была отмечена Китаем в первом документе о политике в отношении арабских стран с акцентом на двустороннее торговое сотрудничество, совместные проекты развития и обмен военным опытом.


Поскольку геополитическая ситуация на Ближнем Востоке всегда достаточно напряжена, Китай даже предположил, что он будет выступать в качестве посредника между неразрешимыми конфликтами между Ираном и Саудовской Аравией.


По словам Чжао Тиньяна, известного философа Китайской академии общественных наук, дипломатия действительно является козырной картой для Пекина.


В своей работе 2006 года, озаглавленной «Переосмысление империи», Чжао утверждал, что страна демонстрирует принцип гармонии, основанный на конфуцианском понятии «в центре Вселенной», или «Тянься» на мандарине.


Можно предположить, что Конфуций был бы доволен инициативой «Один пояс - одна дорога», которую можно выразить как: «Заниматься торговлей, а не войной».

 
Перевод статьи "Make Trade, Not War’ is China’s daring plan in the Middle East"
http://thesaker.is
Связаться с нами Если у Вас возникли вопросы или предложения, пожалуйста, напишите или позвоните нам.
Сделано при поддержке webagressor.ru